eng
 
Завтра

Пятый "геометрический" релиз одной из лучших отечественных независимых групп. Кстати, для записи альбома самарское трио удачно использовало технологию краудфандинга, поклонники ощутимо вложились в процесс создания пластинки.

В несколько игровом пресс-релизе читаем: "Средняя Волга" записана в стиле нойз-арт. Это особая разновидность шумовой музыки — noise-лирика со странными неоднозначными текстами". Думаю, если не запутать, то, как минимум, лидер группы Владимир «Кук» Елизаров таким образом пытается избежать "ответственности" за стилистические клише. Пост-панк в самом-самом широком смысле слова, плюс индастриал, джаз, европейский шансон и фолк. Кстати, в самоопределении, не исключаю улыбки по поводу легендарных британцев Art Of Noise.

Депрессивная харизма Кука-Елизарова, тревожный угрюмый голос, гипнотические композиции, холодные, непростые образы, словно за ними — бездна; половина музыки альбома авторства басиста Олега Садовникова.

В итоге получился чудный,  высококачественный альбом, может быть, даже лучший в дискографии "Конторы Кука".

И даже лирика, с привкусом символизма отечественного рока, здесь не вызывает отторжения: всё со вкусом, к месту и без пафосных благоглупостей. Есть неожиданные цитаты — "то гульба, то пальба" (Окуджава), "пустынная песня иволги" (Заболоцкий) и настроение, очень сходное с блоковским — "мелодией одной звучат печаль и радость"

Из ощутимых особенностей нового альбома — неожиданный почвеннический вектор, одновременно и русско-народный, и евразийско-континентальный. Волга-река почти Ра древности, а Кострома — не город, но мифологическое божество весны. Вот березовые ветви, что почитали за оберег от нечистой силы, и ясень, что у некоторых народов — дерево рая-Ирия. И главные русские святые — Никола-угодник и Илья-пророк. Кстати, оба, согласно поверьям, выступали в роли покровителей земных вод, деля год. Илья-Громобой открывает двери зиме, поэтому в его день — "за околицей снег, а в садах сирень".

Мир "Средней Волги" — одушевлённый, единый, но многообразный, взаимосвязанный.

Время здесь, видимо, цикличное, а не линейное. Птицы, деревья, воды — полноценные соучастники действа. Отличие только в том, что они константны в своих естественных метаморфозах, а герой изменяется. Более того, он нутряно, физиологически вживается в природу.

И убеждённо обходится без современного практического, материального  взгляда на сущее, поэтому «ильинская муха танцует вальс», а не переносит микробы, ворон смеётся, катаясь с высокой горы.       

И рана-душа с трудом находит покой.

С нами Бог, авось и огонь серых глаз

Я думал, что это эндшпиль

А это все лишь дебют,

И я знаю точно, что сегодня не высказать вслух

То, что сказали вчера, то, что сказали вчера...

Андрей СМИРНОВ
Завтра, № 49 (1098), 4 декабря 2014 года